ПОД «УНЫЛЫМ РОДЖЕРОМ»

АВТОР - МИХАИЛ ТИТОВ (IRS-7)

  
Размещено в библиотеке сайта mm6world.ru с разрешения автора

Часть 1        Часть 2
   

     
 
     

НЕВЕРОЯТНОЕ СОКРОВИЩЕ

День клонился к вечеру, и регнанцы, будто сами собой, клонились к «Пиратскому притону». А уж вспомнив про восхитительную сушеную рыбу-солнце и потрясающий регнанский ром, коими Долгобородый угощает своих гостей, все ускоряли шаг. Вероятно, с теми же целями к славной родине грозных пиратов причаливал весьма необычный фрегат. Достаточно было одного взгляда на гордо реющий флаг, чтобы любой моряк с уверенностью сказал вам: «Ба! Да это же «Славная буря», корабль-легенда. Давненько ее здесь не видывали, раздери меня кракен, давненько…». А на флаг действительно стоило бы взглянуть: вместо привычного «Веселого Роджера» на всех гордо поглядывал череп, но с опущенными уголками рта, какой-то унылый «Роджер». Именно так и звали капитана корабля, и никто с точностью вам не ответит, кто получил это прозвище раньше: капитан или флаг.

«Славной буре» приписывали разные поразительные возможности: от просто странных до абсурдных. Кто-то утверждал, что темной дождливой ночью фрегат становится невидимым, и треск абордажных крючьев, вгрызающихся в деревянный борт, становится последним звуком для ничего не подозревающих капитана и его команды, вставших на пути у Унылого Роджера. Другие бывалые моряки в один голос заверяли, что «Славная буря» никогда не промахивается, а вражеские пушки даже попасть по ней не могут. Некоторые суеверные пираты были глубоко уверены в том, что не люди служат на том фрегате, а призраки, и капитана не могут сбить с толку даже русалки. Словом, корабль так же стремительно обрастал легендами, как и его капитан – щетиной.

А Унылый Роджер неспешно спускался с причала. И если про невидимость «Славной бури» никто с точностью сказать не мог, то капитан был незаметен. Невысокий рост, постоянно сбриваемая щетина, даже капитанская треуголка – ничто не выдавало в нем тех самых рыжебородых гроз морей, в изобилии встречающихся в море Ифарин да и в самом Бесконечном океане. Но Унылый Роджер мог похвастать тем, что он разгадал загадку Энротских обелисков. Правда, никто не узнал, что же легендарный капитан обрел после разгадки…

Когда он переступил порог «Пиратского притона», внутри уже шумело около сотни пиратов. Оставался лишь один пустой далекий столик на пятерых, который капитан-легенда незамедлительно занял. Не успела белокурая разносчица поставить поднос с рыбой-солнцем и кружкой рома перед Роджером и, улыбнувшись золотыми зубами, пожелать «приятного аппетита», как в трактир ввалилась четверка новых гостей. Унылый капитан вообще почему-то не любил компании из четырех или пяти людей и нелюдей, а эта группа ему совсем не понравилась. Роджер еще раз взглянул на двух обнимающихся и что-то друг другу рассказывающих девушек, брюнетку и беловолосую. Но насторожило его совсем не это: на пальце у брюнетки сверкало кольцо из панциря скарабея, а такие делают только в Энроте. Разговор, доспехи, оружие, вид – все в них выдавало коренных энротцев, даже скорее западных энротцев, наверное, откуда-нибудь из Райской Долины. Унылый Роджер стал еще более недовольным, увидев протискивающихся вслед за девушками двух мужчин: одного в тяжелых латах и с полуторным мечом за спиной, а плутоватый вид другого выдавал в нем архимага. Настроение и без того унылого капитана упало ниже уровня моря, когда он понял, что новая компания направляется к нему за столик. Роджер в тот момент горько пожалел, что оставшиеся четыре стула не сломали в драке вон те двое пьяных моряков. Когда четверка уселась за стол, унылый капитан сделал вид, что его больше интересует объем рома в кружке. Четверо друзей о чем-то увлеченно говорили и в огромных количествах поглощали сушеную рыбу-солнце (отчего обязательно случается несварение), запивая ее ромом и при этом морщась, как это делают только неотесанные энротцы.

К слову сказать, Унылый Роджер обладал сверхъестественным чутьем на артефакты, и недаром ему не давало покоя кольцо скарабея, сразу же замеченное им. Он силился вспомнить, какой же артефакт излучает такую мощную магическую ауру. «Гвиневра? Нет… Игрэйн?.. Да! Это он! Быть не может, это Игрэйн!» Тут уже капитан-легенда стал внимательно приглядываться и прислушиваться к беседе этой четверки. Они говорили что-то про обелиски… «

Ну все! Я им покажу,- твердо решил Роджер, - Разгадал загадку обелисков я, я и только я, Унылый Роджер, великий регнанский пират!»

- Что, сложная загадка попалась? – небрежно бросил капитан, оторвавшись от созерцания рома.

- Не то чтобы… Нормально, - настороженно ответила брюнетка.

- А я ее давно разгадал! – как можно более небрежно бросил Роджер, с покровительственной усмешкой ожидая удивленных и восторженных возгласов. Вопреки ожиданиям, на лице у девушки появилась подозрительная улыбка, да и остальные ее спутники заулыбались. Капитан нахмурился.

- И что же вы нашли в том камне-сундуке? – с ширящейся улыбкой спросила брюнетка.

- Ну… Это неважно… В общем, там были десять пар сапог…

В голову Унылого Роджера стали закрадываться нехорошие подозрения. Неужели?! Вся компания повалилась на стол, сраженная приступом гомерического смеха. Их хохот заглушил даже шум пиратов.

- Золтан… - сквозь смех и веселые слезы начала брюнетка, но опять расхохоталась, - Золтан, я ведь говорила тебе загнать те сапоги Абдулле, а ты… а ты… - она опять засмеялась.

Унылый Роджер лишь тяжело вздохнул…

 
   
     
 
     

ДОСАДНАЯ ПОМЕХА

А зачем пиратам клад? Спросите у них, и они вам обязательно ответят (если, конечно, не поднимут на смех, глупый ведь вопрос, да?). Но ответы, к вашему удивлению, будут неизменно разными: для кого-то закопать клад – отличный способ не делить награбленное с командой, а для кого-то – повод уже гордо величать себя регнанским пиратом.

Но для легендарного капитана Унылого Роджера клад служил совсем другим целям. Для него клад был чем-то вроде банка (без процентов, разумеется), куда можно безопасно и без лишней огласки положить деньги, чтобы потом вернуться и забрать их. На будущее, если вам вдруг потребовались деньги: вспоминайте, на каком острове вы зарыли клад, вставайте за штурвал своего корабля, кричите «Полный ход!!!» и, рассекая волны, плывите к заветному острову. Далее, вооружившись лопатой и ломом, ищите необычное дерево или камень и копайте рядом с ним. И никогда не доверяйте такое важное дело, как раскопка клада, своей команде, а то ведь украдут, с них станется.

Унылому Роджеру как раз потребовались деньги, и много денег. Ему срочно нужно было приобрести с полдюжины пушек, коих он потерял в прошлом сражении. «Раз нужны деньги, то и нужен способ их обретения. Ограбить альварский морской караван без шести пушек – рискованно, так что придется откапывать свой старый клад.» - размышлял Унылый Роджер, сидя в таверне в порту Хагрута. Сказано, а точнее придумано – сделано. Капитан стал вспоминать, где же он зарыл свои сокровища, а ром оказывал ему посильную помощь. Не было выпито и десяти кружек, как Роджер вспомнил. Клад был зарыт на небольшом острове к югу от Харексбурга.

Капитан-легенда взошел на борт своей «Славной Бури» и, крутанув штурвал, прокричал «Полный ход!!!». К утру уже был брошен якорь у острова, и Унылый Роджер в одиночестве подплывал на шлюпке к берегу. Он, не забыв взять с собой лом и лопату, уже полчаса бродил по острову, но ничего необычного так и не встретил. Уже отчаявшийся капитан решил бросить это дело и вспомнить другой клад, но, подходя к фрегату, он услышал голоса. Схватившись за саблю, Роджер последовал на звук. Обогнув неприметный холм, он увидел двух троллей, старательно перекапывающих землю, склонившихся перед картой клирика и темную эльфийку, а также совсем молодого дракончика, описывающего круги вокруг странного дерева. Дерево! Капитан сразу понял – это то, что ему нужно. Раскинувшее безжизненные ветви во все стороны, огромное дерево напоминало разъяренного кракена, ощетинившегося смертоносными щупальцами.

Капитан не слишком боялся быть узнанным, так как внешностью обладал неприметной, но на всякий случай надвинул треуголку до бровей.

- И что же вы тут делаете? – неприветливо вопросил Унылый Роджер.

- Ищем несметные сокровища Унылого Роджера, - устало протянул клирик. – Если верить тому ушлому торговцу и его карте, за которую мы отвалили пятьсот золотых, Унылый Роджер собственноручно зарыл где-то здесь сундуки с тысячью тысяч золотых и клинок «Меру Благоразумия».

Капитан присвистнул от изумления.

«Кракен их подери, кто же мог пронюхать про мой клад?» - на душе у капитана было неспокойно.

- Все врут! Унылый Роджер здесь никогда не бывал, а «Меру Благоразумия» зарыл Ужасный Пират Стэнли в Диких Пастбищах. Это я точно знаю! – вдохновенно врал капитан. А что ему еще оставалось делать? – А здесь вы ничего не найдете, этот остров, поди, не посещал никто со времен Безмолвия.

- Да я тоже так думаю, - со вздохом проговорил клирик, - Мы тут с прошлой недели так мучаемся. Да и если б сокровища тут были, не стоит забывать о страшном проклятии, наложенном самим Унылым Роджером. Так что, всякий, открывший сундук, умрет лютой смертью!

«Да вас пятеро!» - чуть не ляпнул капитан, но потом согласился. Хотя наложения проклятия он не припомнил.

Роджер дождался ухода этих назойливых искателей приключений с сокровищами и потом принялся за поиски сам. Капитан потянул за неприметный сучок у основания дерева и вытянул большой кусок кроны. За ним виднелся солидный сундук.

Улыбаясь, Унылый Роджер выволок сундук и уже замахнулся ломом, как вспомнил слова клирика про проклятие: всякий, открывший сундук, умрет лютой смертью. Роджер опустил руки: «Нет, нет, нет… С такими вещами не шутят. С такими вещами не шутят, даже если вы – капитан-легенда и это ваш клад. Даже так, да!»

 
   
     
 
     

КРАСНЫЕ ДАРЫ БОГОВ

«На абордаж!» - с упоением, надрывая глотку, кричит капитан, и эти слова отражаются в сердцах регнанских пиратов божественной музыкой. Быстрое и беспорядочное метание абордажных крючьев, дабы хоть как-то удержать на одном уровне неприятельское судно и, наконец, столь желанный, как и рискованный, прыжок. Абордажные мостики для слабаков! Ну, а оказавшись на палубе, особого ума не надо – круши, ломай, калечь. Редкий капитан гнушался этим, почти святым для пиратов делом, а для новичков участвовать при взятии на абордаж – заслуженный повод называться регнанским пиратом. И глуп тот, считающий, что для вступления в пираты нужно нюхать порох. «Он пороха не нюхал!» Ха! Да на Регне и не такое нюхают. Абордаж!

Именно этим достойным делом решил заняться капитан Унылый Роджер. За все годы, проведенные в море, он ни разу не пропускал ни одного взятия на абордаж, даже будучи юным пиратиком и в будущем легендарным капитаном. А вот когда Роджер уже командовал своим фрегатом «Славная буря», возникли некоторые трудности. Видите ли, его команда ввиду врожденных способностей вполне могла обходиться не только без абордажных крючьев, но и брать на абордаж даже находящиеся вдали корабли. «Как?» - спросите вы. Не беспокойтесь, призраки и не такое могут, а уж призраки пиратов – тем более. Это давало Унылому Роджеру огромное преимущество, но упрямый капитан никогда не изменял привычкам. И поэтому зрелище вгрызающихся абордажных крючьев и прыгающего пирата в окружении летящих призраков было одновременно и пугающим и смешным. Скорее смешным, но ни за что не говорите это Унылому Роджеру! Наверное, перейти по мостикам было бы солиднее, но их Роджер не уважал, как любой уважающий себя пират.

Вот именно такое зрелище воочию увидел экипаж альварского торгового корабля, проведшего в Энроте многотрудную, но прибыльную неделю. Джадамские «Заграничные деликатесы» пользовались огромным спросом, но из-за Торговой Гильдии такие лакомства как вяленую рыбу-солнце или тоберисковое бренди могли позволить себе только очень богатые люди. А уж они не жалели ничего ради глотка хваленого напитка. Поэтому возвращались джадамцы при деньгах и с многими энротскими ценностями. Что, конечно же, не могло не привлечь внимание регнанских пиратов, таких как наш унылый капитан.

Роджер ловко приземлился на палубу альварского корабля и сразу же направился в трюм. С экипажем пусть призраки воюют. Не капитанское это дело - саблей махать. Унылый Роджер привычно вошел в скудно освещенный трюм и оглядел награбленное, то есть выторгованное у энротцев добро. Все так же, ни тебе цепей, ни решеток, чтобы хоть как-то охранить ценный груз от пиратов.

«Потрясающая халатность! Вот уже сколько столетий Регна грабит торговцев, а те даже элементарную охрану в трюм поставить не могут,» - думал капитан, рассматривая ценности.

«Завезли тут всякого… Джадам - самодостаточный континент, он в этом не нуждается,» - бормотал Унылый Роджер, вываливая золотые латы.

«И в этом» - клинки «сердце льва» «И в этом» - на пол с глухим стуком упали кинжалы с инкрустацией.

Но тут взгляд Унылого Роджера наткнулся на незакрытый ящик, в котором плотными рядами лежало что-то красное. Яблоки!!! Легендарный капитан сразу же потянулся за ними.

«Все-таки Энрот не настолько бесполезен, раз он порождает такие вкусные плоды. Хотя в не меньших количествах он порождает надоедливых героев. Но яблоки – лучшее, что есть в Энроте!» - размышлял Унылый Роджер, жуя одно за другим красные дары богов.

 
   
     
 
     

КАПИТАНСКАЯ БЕСЕДА

В этот вечер бухта Харексбурга была необычайно пуста. Оставалась лишь пара бригантин, да и они в непонятной спешке поднимали якоря и покидали родину пиратов. Причиной их страха, а точнее гордого пиратского «Пора и в море выйти!», были два грозных корабля, подгоняемые лучами заходящего солнца. Впереди шел ничем не примечательный фрегат, а позади – огромный линейный корабль, плавучая крепость, оскалившаяся восемьюдесятью артиллерийскими орудиями и имевшая на борту пятьсот лихих головорезов. Да, регнанцам, обычно промышлявшим на двухмачтовых бригантинах, вооружение которых не превышало двадцати орудий, а экипаж – сотни человек, было чего бояться.

О капитане можно сказать, взглянув на его флаг, и на фрегате легкий бриз без охоты колыхал изображение угрюмого черепа. Такое не забывается! «Унылый Роджер» - скажете вы и не ошибетесь. А вот с линейным дело обстояло несколько иначе. С флага на всех таращился ухмыляющийся череп. Его левую половину закрывало лезвие абордажной сабли, а на правой глазнице красовалась повязка. Это был «Рокот» Ужасного Пирата Стэнли… Да, страшно!..

А два легендарных капитана, нимало не заботясь о том, что их появление распугало почти весь Харексбург, направились в «Пиратский притон» к Долгобородому. Зачем же ещё посещать Регну, кроме как выпить кружку, а то и не одну, лучшего в мире рома?

Чуть более широкая, чем обычно, улыбка Долгобородого свидетельствовала о важности гостей. Сердечно поприветствовав трактирщика, два капитана направились к одному из многих пустующих столиков. Никто не рискнул составить компанию Ужасному Пирату Стэнли и Унылому Роджеру. Гораздо более многообещающее «Приятного аппетита!» от прекрасной разносчицы, и легендарные капитаны уже обеспечены лучшим ромом и сушеной рыбой-солнцем. «Всё из-за Стэнли, - с некоторой завистью подумал Роджер, - «Ужасный Пират», а ему и ром лучше нальют, и… Кто-то тут на ночь останется!» -

Что, Роджер, неплохо мы с тобой поживились, да? – прокуренным басом прогудел Стэнли, одним глотком осушив кружку.

Унылый капитан, не спеша с ответом, еще раз взглянул на пирата. Ужасный Стэнли являл собой тот самый эффектный и запоминающийся образ регнанца, которым грезят альварские дамочки, и за чью голову назначено полказны Торговой Гильдии. Густая рыжая щетина, черная повязка на левый глаз, огромный крюк, над которым наверняка трудились умельцы - темные гномы. (При должном умении крюк являлся грозным оружием, но Роджер все же предпочитал привычные «Две руки, две ноги, два глаза») Так вот, добавьте к вышеперечисленному изысканный камзол с белой шелковой рубашкой, соответствующий буйным течениям джадамской моды, деревяшку вместо ноги (из древесины Шепчущего Леса!), неизменную трубку и вы получите образ Стэнли. И никакой не ужасный, правда?

- Да, отличный набег, - прервавшись от размышлений, ответил унылый капитан. Честно говоря, Роджер до сих пор не представлял, как же так получилось, что они с Ужасным Пиратом совершили набег на Острова Кинжальной Раны. Точнее, в самом набеге ничего необычного не было, все пираты так делают, но то, что Стэнли поделился с кем-то добычей – это удивляло…

- Слушай, Стэнли, а откуда у тебя такое странное прозвище? – вспомнил давно мучивший его вопрос Унылый Роджер. Этим интересовались многие пираты, но никто не хотел рисковать своей шкурой, приставая с расспросами к грозному капитану.

- А-а, это… - протянул Стэнли. Сейчас он пребывал в хорошем настроении. – Буйствовал я много. Как-то вообще целый год не выпускал этих альварских сухопутных крыс в море. Ни один караван не прошел мимо меня! - Ужасный Пират, уже разгоряченный ромом, совсем разошелся. – Да тогда я был настоящей грозой всего моря Ифарин! Я и пиратам спуску не давал! Раздери меня кракен, если в тот год какому-то пирату обломился хоть один золотой. Ха! Ни один! Представляешь?!

Роджер не представлял. Зато прекрасно помнил, как потом целых два года пираты гонялись за наглым капитаном... Ходили смутные слухи, что свою жизнь Стэнли выкупил за сумму, равную половине всех богатств самого Бастиана Лудрэ. И после этого при невыясненных обстоятельствах все снова стали ценить и любить Ужасного Пирата. Некоторые даже утверждали, что: «Великую и Грозную Регнанскую Империю ждет величие, если такие люди, как Ужасный Пират Стэнли трудятся для нашего блага». Правда, также говорили, что Стэнли приходил к огру-магу Зогу, а потом вернулся без памяти. И этот вопрос не преминул задать Унылый Роджер.

- Кто такую чепуху городит? – грохнул кулаком по столу Ужасный Пират. - К Зогу я приходил по дружбе! И за некоторой помощью. Да к тому же нужно было пополнить команду. Огры необузданны и заносчивы, а последнего командира, имевшего над ними власть, я давно марунировал? за непослушание. Зато какие они воины! Самые настоящие черти с дубинами!

С этим Роджер поспорить не мог, он сам видел, какие чудеса показали огры во время того же недавнего набега. Оставалось невыясненным лишь одно…

- А что насчет беспамятства?

Стэнли нахмурился:

- Да ничего не было… Ну упились мы с Зогом огрским пойлом, но по дружбе ведь! Правда, я там, кажется, сабельку потерял… «Мера Благоразумия», не видел такую?

Марунирование – высадка провинившегося на необитаемый остров с минимумом оружия и еды.

 
   
     
 
     

ПО ВСЕМ ПРАВИЛАМ

Вы ведь помните, как откапывать клад? Это-то хорошо, но для того, чтобы откопать клад, он должен БЫТЬ, а точнее, должен быть закопан. А это, поверьте, целое искусство…

- Что это за яма?! Мышиная норка! Яма должна быть большая, вы понимаете, большая!!! Туда еще скелета сажать, спали вас дракон! – Унылый Роджер завершил тираду модным энротским выражением, которое, вроде, используют те, кто отдыхал на курорте Абдуллы.

Тролли с некоторым безразличием выслушали капитана и, поплевав на огромные ладони, стали расширять яму.

Дело в том, что в кои-то веки Унылый Роджер был при деньгах, и вот захотелось ему закопать свои богатства по всем правилам, как прятали их великие пираты древности, бок о бок с Хареком I выгонявшие с Регны троллей. Поэтому капитан-легенда нанял целую бригаду специалистов, которые уже начали превращать небольшой безвестный островок в хитроумное хранилище сокровищ.

-Эй, некромант! Заснул, что ли? Скелета сажай!

Молодой человек, даже не ставший личем, но уже сумевший убедить Роджера в необходимости его «профессиональных услуг», приоткрыл глаза. Увидев закончивших копать троллей, некромант нехотя поднялся. Скелет дожидался рядом, расшатывая свои ребра. Темный маг уже собрался сажать его, но капитан замахал руками:

-Что это за скелет?! Сразу видно, что он из трансформатора вылез. За сходную цену, гм… Так дело не пойдет! Принесите латы! Он должен выглядеть как горе-искатель сокровищ. Да, и бирку снимите!

Принесли дорогущие драконьи латы, но и они не устроили прихотливого капитана. Пришлось троллям оторвать латный рукав и целых полчаса колотить дубинами броню, пока великолепный металл не поддался. Наконец, скелет был облачен в помятые латы (хоть они и были ему велики), но обнаружилось, что достойного оружия нет. Пиратские сабли не годились, а другого оружия не нашлось. Тогда скелету выдали лопату и, наконец-то, благополучно засыпали.

От другого мага требовалось создать иллюзию большого ворона, который должен был замогильным голосом каркать каждые пять минут и косить глазом на яму со скелетом. На ветке, где сидела иллюзия, обломали все сучки, кроме одного, указывающего на яму (для надежности). Скелету не забыли вручить потрепанный свиток с картой острова и местом нахождения клада. На этом месте, конечно же, сокровищ не было, но был еще один свиток на этот раз под камнем, окруженным глубоким рвом. Второй свиток вел к третьему, находящемуся под охраной целого выводка матерых волков, вывезенных с Воронова Берега.

Все хитросплетения сводились, наконец, к кладу под холмом. Вокруг тайника темные гномы сделали самое настоящее подземелье, украшенное «древними» статуями и настенной росписью. Оставалось лишь наполнить сокровищами огромный и красивый сундук…

А вот и пришла пора расплаты (нет, не той Расплаты!).

-Ну, и сколько вы хотите за свои услуги? – спросил Унылый Роджер у старого темного эльфа-предпринимателя, сумевшего всех здесь собрать и организовать закапывание клада (ну и скелета в том числе) по всем правилам.

-Никогда не говори такие слова торговцу, - усмехнулся эльф, напоминая капитану о пятом правиле торговли. – Давайте посчитаем. Услуги троллей – пять тысяч, услуги опытного некроманта – еще пять тысяч, латы – опять пять тысяч, маг – пятнадцать, зверолов, выловивший волков и перевезший их в целости и сохранности – двадцать, сундук и скелет – пять, ну, а гномы – пятьдесят, подземелье всё же. В сумме – сто пять тысяч золотых.

Роджер сумел сохранить каменное лицо. Он-то собирался закопать всего сто тысяч… Пришлось откупиться вином, хранившемся в трюме, на все те недостающие пять тысяч…

Наконец, Роджер остался один. «Если вы всё же решили закопать клад по всем правилам, то помните, что это вам обойдется во всё содержимое клада. То-то и оно-то… Пойду, хоть треуголку в сундук суну, найдут – артефактом посчитают, дарующим своему владельцу… Ох…»