НА ЗАРЕ РЕГНЫ

АВТОР - МИХАИЛ ТИТОВ (IRS-7)

  
Размещено в библиотеке сайта mm6world.ru с разрешения автора

   

     
 
     

- Мы – изгои! Мы были ими, ими и останемся! Еще вчера с нами была баронесса Элеонора фон Ревви, а для нас просто Элька. Сегодня утром ее казнили за укрывательство преступников и измену Амберланской Короне,- к горлу Харека подкатил комок,- и на это якобы указал годовалый наследник империи с даром ясновидения, Торн, сгори он в аду, Третий. И вот сейчас у нас нет любимой подруги и дома – ее замок отдали другому барону. Я знаю, ты, Моргут,- Харек кивнул в сторону огромного огра, - да и вы все считаете, что Амберланскую Империю надо утопить в крови за Эльку и за все обиды. Нас отвергла Родина – я клянусь, что приведу вас к новой! Нас отвергла сама земля - мы идем в море! Мы уйдем из Джадама на поиски Регны!!! – Харек умолк, а тысяча голодных бандитов, голодранцев, отщепенцев, бывших рабов и неудачников-наемников воодушевленно заорала:

- Веди нас, Харек!

- К Регне!

- Вперед!

Харек вытащил из-за пояса саблю и поднял ее над головой.

- В бухту Марта! Захватим корабли и уплывем отсюда!!!

Вся толпа ринулась из трущоб, где и происходило собрание, в бухту. Ночь тревожно взирала серебряными звездами на бегущих. С Хареком поравнялся огромный Моргут.

-Ты и впрямь считаешь, что мы вот так вот этой шайкой захватим имперский корабли и уплывем неизвестно куда? Они даже паруса поднимать не умеют!

-Я прекрасно знаю, что делаю. Ты ведь не сомневался в моих решениях семь лет назад?

-Так точно, адмирал. Тьфу ты, привычка… Тебе видней.

А Хареку и впрямь было видней. В это трудно поверить, но этот седой оборванец когда-то был лучшим адмиралом Амберланской Империи. Он два раза удостаивался высшей награды – императорской медали: один раз за победу над эльфийским флотом, другой – за легендарную битву в бухте Марта. Это сражение считали лучшим за всю историю империи, потому что амберланский флот не потерял ни одного корабля, разбив наголову противника. За это адмиралу подарили артефакт – саблю, которую тут же в народе окрестили «Мерой Благоразумия», за осторожность и отвагу адмирала и за то, что он всегда выбирал наилучший момент для атаки. А его флагман «Наследие» навсегда остался стоять в бухте в память об этом сражении.

Огр Моргут служил под началом Харека все время и был, пожалуй, лучшим помощником капитана. Если бы не раса, он вполне мог бы сам стать капитаном… Но судьба жестоко ударила по двум друзьям: Харека оклеветали и бросили в тюрьму на семь лет. Моргут словно почувствовал неладное и успел податься в наемники. Его тут же обвинили в дезертирстве и объявили в розыск… Немногочисленные верные друзья предлагали Хареку бежать из тюрьмы, но адмирал считал, что это будет не по чести, и мужественно просидел весь срок по ложному обвинению.

Вышел он без гроша в кармане, с чистой совестью и седой головой. Харек тут же направился к своей старой знакомой – Элеоноре, тогда еще просто дочери барона фон Ревви. В том же месяце барон умер при невыясненных обстоятельствах, а его замок тут же наводнился сомнительными личностями, так или иначе попавшими в немилость короны. Харек после выхода из тюрьмы был одержим безумной идеей создания новой жизни для всех «несправедливо» осужденных…

В течение нескольких недель старинный дворянский замок превратился в притон и место всех бандитских сборищ. Харек помогал всем и каждому, жестоко используя старинную задолженность ему баронессы. Бывший адмирал понимал, что ставит под угрозу жизнь подруги, но он еще не нашел новую родину для изгоев.

Все отребье становилось порядочней под началом Харека, и уровень преступности в Вороновом Береге снизился в разы.«Меру Благоразумия» все же украли из имперской сокровищницы для Харека. Вот тогда он и познакомился с Чарель – очаровательной воровкой, протянувшей ему украденный артефакт. Спустя несколько дней Харек узнал, что Чарель – государственный враг Империи, безжалостная убийца, отравившая эльфийских послов, когда их государство предложило союз. Стоит ли говорить, что эти действия повлекли за собой новую войну… Бывший адмирал знал, что за укрывательство Чарель им всем путь на плаху, но понимал, что неравнодушен к ней. Любовь к убийце, предательство подруги во всем (Харек, в бытность адмиралом, был помолвлен с тринадцатилетней фон Ревви) – Харек чувствовал себя гадким изменником, недостойным своей светлой памяти. Хотя уже разведчики приносят известия о крупном острове в сердце моря Ифарин…

- Еще один день, пожалуйста, прошу, умоляю тебя, Эля…

Дня не хватило. Харек был в порту, «присматривая» корабли, когда имперский полк вломился в замок и схватил укрывательницу. Кроме последних слуг и самой владелицы, там никого не было… Не подвело сверхъестественное чутье Моргута, выведшего всех до единого бродяг через черный ход и приведшего их к пустырю в трущобах. Только на следующий день огр нашел убитого горем друга и сказал, что спасти Эльку он не успел…

-Впереди бухта!!! – закричал один из разбойников.

Портовая стража не успела ничего сделать против опьяненной свободой и жаждой крови толпы. Блюстителей закона сбрасывали в черную воду, громили кабаки и трактиры. Во всеобщее безумие вливалось все больше моряков, среди них были и те, кто раньше служил на «Наследии».

В этом хаосе слышались спокойные и уверенные команды адмирала изгоев, поднимающегося на «Наследие». Опытные моряки, поддавшись всеобщему хаосу, вставали за штурвалы других кораблей, отдавали приказы остальному сброду. Пять линейных вместе с флагманом Харека величаво погружались во тьму, уплывая прочь от «предавшей» их Родины.

Харек опасался погони, но, видимо, пока эта весть достигла других портов, их успели потерять. Но спокойствия это не прибавило: когда чары ночного безумия исчезли, многие моряки начали роптать. У многих в Вороном Береге остались семья, дети, дом. Бывший адмирал убеждал их, что впереди ждет новая жизнь, где не будет несправедливости, рабства, ненавистной амберланской диктатуры. Харек лишь надеялся, что на других кораблях еще не угасла трепетная надежда на благополучный исход. Но когда через два дня остров не показался, уже начали возмущаться и изгои. Скромные корабельные запасы продовольствия кончались, и если не вселить надежду в голодных и возмущенных, вся авантюра могла закончиться плачевно. Нужно показать и наказать виновных, тех самых разведчиков, принесших счастливую роковую весть. …

Туманным утром, когда корабли плыли в липкой дурной мгле и не видно было ни собратьев, ни цели, Харек вышел из капитанской каюты. Считающие себя обманутыми, моряки и изгои обступили бывшего адмирала.

-Где остров?!

-Ты врал нам!

-Его не существует!

-Имперская ищейка! Захотел вывести и утопить всех врагов государства?! Долой Харека!!!

Все разом замолчали. Слишком уж тяжелое было обвинение и никто не знал, что же ответит капитан. В молчаливой поволоке проступали обманутые, гневные, обиженные, злые и недоуменные лица. Харек спокойно вытащил саблю.

-Это Мера Благоразумия. Она снесет голову тому, кто врал вам и водил за нос! И это будет необходимой мерой для вашего же блага. Я виноват?! Возможно. Но моя вина заключается только в том, что я поверил. Да, я поверил тем, кто сказал мне про остров. А раз мы все здесь, то приведите ко мне Сову, Сойку и Ворона!

-Так ты тоже водил нас за нос. Снеси себе голову, это и будет твоей Мерой Благоразумия! – не унимался тот же обвинительный голос.

-Приведите их ко мне! – повысил голос Харек.

Все расступились, вытолкав вперед обвиняемых. Капитан поглядел на них, смутно жалея, что они не оказались на другом корабле. Две девочки-близняшки и их старший брат, сироты, хорошие шпионы, могущие подслушать утреннюю беседу двух баронов, едущих в карете на охоту. Они одни из первых пришли к Хареку и он их ценил за преданность и умение. Бросивший жизнь на алтарь своей справедливости, бывший адмирал восхищался поступком Ворона, оставившего престижную работу имперского следопыта-ловчего в Крат'Аль'Вааре ради сироток сестричек. Жалко будет их пускать по доске, если они ошибались. Впрочем, в это Харек не верил…

-Вы, трое, сообщили мне об острове, куда мы можем уйти и не возвращаться. Признаете ли вы это?

-Признаем, - ответил Ворон за всех, угрюмо глядя исподлобья на капитана.

-Как вы узнали об этом?

-Мы увидели корабль Альвии Моррании и следили за ней, - сбивчиво начала Сойка (или Сова? - Харек их не различал), - она остановилась в портовой таверне и я проникла в комнату, украла карту и вышла через окно.

-Истинно так! – кивнул Ворон, не сводя глаз с капитана. В его взгляде читалась угроза, и если бы Харек двинул хоть пальцем в сторону сестер, Ворон атаковал бы своего благодетеля. Бывший адмирал спокойно выдержал взгляд.

-Покажи эту карту!

Ворон пихнул локтем Сову, она лишь испуганно зашептала что-то.

-Карты нет, - с угрозой и нажимом проговорил Ворон, приготовившись к короткой и безнадёжной драке за сестёр.

Харек с хищным оскалом взмахнул саблей.

- У них нет карты! Что я вам говорил?!

Толпа заорала, сужая круг.

- Стоять!!! – Закричал Ворон, выхватывая мизерикордию, - я готов поклясться всем вам, что остров существует, и мы плывем к нему! Если к концу завтрашнего дня вы не увидите его, то можете убить меня!

Харек неожиданно легко убрал саблю.

-Все по местам! – Рявкнул он, разворачиваясь.

В каюте его ждала Чарель. -

Что случилось, мой адмирал? - она обвила руками его шею, целуя в щеку.

- Где ты была? – хмуро бросил Харек, освобождаясь от объятий и открывая бутылку.

- Я всегда была с тобой! Ты не замечал меня? – обиженно спросила Чарель.

-Прости… Просто не могу забыть…

- Тсс! – она запечатала рот капитана поцелуем, страстно обнимая его. – Забудь Эльку, мы уже ничем не сможем помочь ей. Забудь все!

… Харек неотрывно смотрел в изумрудные глаза убийцы.

- Мы найдем Регну. В крови и чести восстанет твоя империя, Империя Бескрайнего Океана!

Харек был зачарован пылающими глазами. Да! Пусть катится всё к Люциферу! Забыть, забыть все! Империя и Чарель, любимая, убийственно прекрасная, желанная Чарель! *

**

-Остров!!!

Все высыпали на палубу «Наследия». Окутанная клочьями утреннего тумана, их Регна манила к себе. Это был большой остров, окруженный со всех сторон неприветливыми скалами, кроме юго-востока. Как жемчужина, лукаво выглядывающая из раковины, Регна манила исстрадавшихся изгоев. Туман отступил, показались остальные линейные, все пять. А люди и нелюди «Наследия» не могли наглядеться на свою новую Родину…

-Полпаруса!!! – заорал Харек, крутанув штурвал, флагман сбавил ход, аккуратно проходя между скалами.

- Бросить якорь!!! Спустить шлюпки!!!

«Наследие» замерло, на воду спустили шлюпки. Некоторые прыгали в воду с борта, спеша ступить на сушу.

Вот уже солнце в зените, а тысяча голодных бандитов, голодранцев, отщепенцев, бывших рабов и наемников стояла перед Хареком.

- Мы на Регне! Ворон, Сойка и Сова не обманули нас, им мы обязаны тем, что мы здесь. Но все благодарности оставим на потом, неизвестно, кто здесь живет, поэтому держите оружие наготове. Не отставать, держаться вместе. Вперед! - Харек махнул саблей и зашагал по мягкой траве.

Туман снова сгущался, словно спешил скрыть нечаянно показанное сокровище. Очень скоро можно было различить только идущего рядом, мертвая, настороженная тишина дополняла ощущение опасности.

- Харек!

Бывший адмирал резко повернулся.

- Харек, это я, Моргут. У меня плохое предчувствие, а ты ведь знаешь, что я никогда…

- Люди!!! – Всех застал врасплох оглушающий нечеловеческий рык.

Изгои растерянно оглядывались, пытаясь увидеть говорившего.

-Кто здесь?! –крикнул в ответ Харек.

Явно колдовской туман отступил, являя своих хозяев – двухметровых гигантов с примитивными дубинами и окупающими их валунами мускул. Из пелены проступало все больше клыкастых морд, которые могли принадлежать только ограм или пещерным троллям. Вперед выступил вожак, отличавшийся ростом и силой, а также страшной булавой, сделанной из множества костей, утыканной шипами и заканчивающейся драконьим черепом.

- Ты зачем пришел, человечишко? – слова гиганту давались с трудом, но говорил он на обычном огрском диалекте, понятном всем.

- Ну! Или я проломлю тебе голову, а кости вставлю в дубину! – Остальные тролли поддержали вожака ревом и начали подступать к зажатым со всех сторон изгоям. В Хареке закипала первобытная ярость, смешанная с непонятной кровавой обидой. Судьба словно насмехалась над ним: столько всех и вся угробил, а получил это. Вот она, твоя Регна! Приди и возьми!

-Это НАША Родина, тролль, - процедил Харек, с трудом сдерживая дикий боевой клич, - УБИРАЙТЕСЬ!!! – Харек уже кричал, - Пошли вон!!!

Тролль издал гортанный рык и замахнулся дубиной. Харек ткнул саблей в лицо противнику. Две стороны мгновение смотрели на зарождающуюся схватку двух лидеров, а потом сами бросились в бой. Сразу же изумрудная трава окропилась кровью, воздух наполнился криками, и рванулись души в ад. Тролли дрались яростно, успевая забрать с собой пятерых плохо вооруженных и голодных изгоев, прежде, чем сами падали под нечестными ударами. Их шаманы неустанно вызывали огненные шторма и столпы с грубым умением, которого требовала жизнь, а не строгие преподаватели в университетах магии. Люди брали числом, впрочем, быстро округлявшимся в меньшую сторону. Но им нечего было терять, в отличие от троллей, дравшихся за свое племя.

Для Харека существовал только огромный противник, уже забрызганный своей и адмиральской кровью. И этот тролль стоял на пути к Цели Жизни. Капитан уклонился от тяжелого размашистого удара, от которого дубина застряла в земле, снова чиркнул саблей по груди врага. Тролль зарычал, отбросил булаву и рванулся к Хареку. Вожак обхватил капитана, пытаясь смять его, но на помощь пришел верный Моргут. Огр оттолкнул тролля и схватился с ним врукопашную. Моргут был силен, необычайно силен, даже кости горного тролля начали трещать. Вожак отступал. Но вдруг резко поднял с земли дубину и обрушил ее на Моргута. Харека обдало горячей кровью друга, но «Мера Благоразумия» уже погружалась в сердце ненавистного врага. Увидев смерть своего вождя, тролли обратились в бегство. Короткая война, длиной в жизнь, закончилась!

Харек глянул на покрытую кровью «Меру Благоразумия» и прокричал:

-Вот она, наша Регна!!! Мы бросили все, чтобы обрести ее. Здесь и сейчас зарождается наша империя, Империя Бескрайнего Океана! Мы не стали дельцами – мы будем пиратами! Мы не имели оружия – мы скуем его! Мы не умели жить – МЫ БУДЕМ ЖИТЬ!!! И всем этим мы обязаны самим себе и Ворону, кстати, где…

Последний вопрос потонул в общем шуме. Пройдя через угнетения и убийства, они ощущали себя живыми…

…Харек взирал с холма на уплывающие в вечную ночь горящие шлюпки с телами Моргута, Ворона и многих других, отдавших жизнь за живущих. Звезды скорбно мерцали, провожая в последний путь далеких земных друзей. На глаза Харека навернулись скупые слезы.

«Мы – изгои! Мы были ими, ими и останемся. Но это мы, наше дело отжитое. Наши дети и дети наших детей будут славными пиратами Регны… Но почему я не ощущаю ту Правду, за которую погиб амберланский адмирал Харек… И скоро умрет император Бескрайнего Океана Харек I?..»